(no subject)

Если в Англии существовала целая область Денло, был сбор  Дангельд, и в конце-концов после германских (англо-саксонских) королей (причем призвание Хенгиста один в один история с призванием варягов на Русь) установилась власть нормандской династии Гийома Завоевателя (Вильгельмом его зовут у нас), то почему бы такому сценарию не случиться на Руси? Что здесь такого? Все-таки наш Святослав Игоревич на самом то деле читается как Свендослав Ингваревич. Я понимаю вашу "нелюбовь" к историкам, но в этом случае вы, как мне кажется, выплеснули вместе с водой и ребенка.

(no subject)

Интересно про смерть Клемента Готвальда - умер по приезду с похорон Сталина - пишут: якобы был отравлен, после того, как увидев Сталина в гробу, усомнился в естественных причинах его смерти.

Всякие прочести

Белым саваном накрыла
Грусть – печаль – туга – тоска
Оглянувшись, ты пропала
Я стоял, закрыв глаза

Мне коснуться твоих губ,
Удержать их на мгновенье
Воскресить сплетенье рук
И рассеять все сомненья

Я не знаю кто ты, с кем
Я не знаю и кто я
Мы идем вдоль длинных стен
Только в разные края…

Всякие прочести

Молчание наших встреч
Не станет красноречивее
Наших слов расставания.
Еще один маленький шажок…
И никто не заметит
Как упал еще один лепесток
С еле дрогнувшей ветки…
Он так похож на нежную тень твоих губ
И их неуловимо-легкую улыбку…
Да и что он по сравнению
С осенним лесом,
Ярко горящем огнецветом
Предопределенности.
Твое дыхание…
Танцующий запах осени…
Кто остановит снежинки,
Ядовитой паутиной
Ложащихся на твои ресницы…
Я хотел согреть твои пальцы…
И не увидел в своем дыхании весны…
Возрадуемся же неизбежному
Когда-нибудь ты согреешь
Чьи-то замерзающие губы…
И солнце продолжит свой бег…

Всякие прочести

Уже слетелось воронье,
Во мне почуявши добычу,
Перебирать с ухмылкою тряпье
У этих подлецов вошло в обычай.

Ждут, не дождутся той минуты,
Когда прервется жизни нить,
Им в радость в мешанине смуты
Грязцою уходящего облить.

С ухмылкой вынесут на суд
Все то, что было совестью и честью,
Под крики узаконенных Иуд
Утробы жадные насытят местью.

Всякие прочести

Глаза, глаза, пусты, бесцветны,

Тот кукольно-стеклянный взгляд,

Их тени холодно-рассветны,

Жемчужнозубый равнодушный взгляд.


Лицо, лицо, картина, маска,

Застывшая печать богов,

Еще чуть-чуть убавить краски,

И нет тебя, остыла кровь.


Не слишком ль много красоты

И гордости к страданьям безучастной,

Великолепный символ пустоты,

Надменной, злой, удушливо-прекрасной.

Всякие прочести

Играя судьбами людей,
Проходит жизнь в веселье и вине,
И сколько воткнутых в ладонь гвоздей,
И сколько лиц, поставленных к стене.
Никто не посетит однажды ночью,
Войдя сквозь запертую дверь,
Душа ушла, что делать с плотью,
Когда под нею скалит зубы зверь.
Пути заказаны и незачем бежать
И зажимая рот рукой
Осталось только закричать
Или прочесть за упокой.

Всякие прочести

День, ночь безостановочно проходят,
Жизнь, смерть, смеясь, заводят
Круговорот рассчетливо-безумный,
Что правит временем холодно-лунным.
Печаль и радость под руку идут,
Любовь и ненависть меня с подругой унесут
В страну безмолвных грез,
Где нас сожрет голодный пес.
День, ночь, печаль и радость,
Жизнь, смерть, любовь и злость,
Высокомыслием отравленная гадость
И мы грызем ее как кость.

Всякие прочести

В курной избе тараканно и тихо,


Лучина в углу незаметно коптит,


Мимо проходят тучи так низко,


В слепое окно старикашка глядит.


И что ему бури столетий,


Его не коснуться лихие года,


Читает в полголоса древние жития,


И незнакома ему городская тоска.


В полночный час погасит он лучину,


Старуху за руку возьмет


И на измятую перину


Души своей царицу отведет.


Всякие прочести

Из глупой необходимости или из-за чего-то еще
Чего я могу не знать, да и не все ли равно
Но твои глаза смотрят неосознанной ненавистью
В лучшем случае недоумением
И мне так хочется их закрыть
В них я вижу раннюю смерть
Сука, я всего лишь твой наемник
Я не имею права просто уйти
Но я могу помочь это сделать тебе
И среди всего этого хлама
Часы неторопливо бьют полдень
Ошибка, все та же извечная ошибка
Вот чего оказывается нельзя предвидеть
Ножи отменно заточены
Другие-то
Те давно готовы по ту сторону дороги
На механическую фабрику
Норн