Всякие прочести

Живешь безумною надеждой,

Остановившись у черты,

И терпеливо слушаешь невежду,

Когда слова бессовестно мертвы.

В томительно-прекрасном ожидании,

Под россыпью горящих звезд,

Теряешься в больном сознании,

Вновь возвратясь в страну безумных грез.

Что может пробудить мгновенья

Прикосновений твоих губ,

Что может вырвать из забвенья

Те отблески забытых чувств.

Всякие прочести

С беспечной улыбкой за тенью Валгаллы
Я отправляюсь чертить небосвод,
Чтобы услышать галактик хоралы,
Не мною начатый замкнуть хоровод.
Скорее туда, где нет славных купцов,
Набивших карманы грошами,
Нет гордых подонков и нет подлецов
В кривых переулках кишащие вшами.
Смелее навстречу тем пряным ветрам,
Что солнцем сжигают обшивку,
Проложит господь пути простакам
И лоцманской книге исправит ошибки.
Все дальше и дальше в страну в страну белых солнц
Несемся на крыльях морфина
Взрезаем созвездий рисованный холст,
Налившийся ультрамарином.
И сотен тысяч звезд осколки
Нам устилают путь,
И вслед космические волки
Глядят сквозь пылевую муть.
Черпнем серебряною ложкой
Лениво-медленный абсент,
Причудливо протянутого ложью
Среди сверкающих планет.
Отсюда за семь сотен лет световых
У вас за спиной на веселых задворках
Я встречу бессмертных актеров дрянных
Построивших мир на зеленых осколках.

Всякие прочести

Я обовью тебя как хмель
И ласково-прохладною змеею
Вползу в твою постель,
Сверкая чешуею.

Ты на мгновение запнешься,
Закрыв глаза, перешагнешь испуг
И улыбнувшись, обопрешься
На в небесах торчащий крюк.

Порок, предательство, обман,
Какой же яд быть может слаще этой смеси,
Когда подносится к устам
С приправой благодарности и лести.

(no subject)

Стоящий на крыше смотрит вниз
Стоящий внизу смотрит вверх
Два взгляда, две разных судьбы
Но когда-нибудь их пути пересекутся.
Внизу

Всякие прочести

Постель, какое простенькое слово,
Ребенок спит и видит сны,
И только мы, по уговору,
Даем спектакли ебаной любви.

Постель, какое простенькое слово,
Кому Голгофа, а кому-то машкерадный эшафот,
Омытый бутафорской кровью,
Праздноебущийся народ.

Постель, всего лишь простенькое слово,
Поправшее земную твердь,
Всего каких-нибудь два слога,
А между ними жизнь и смерть.

Всякие прочести

Все звезды далеки и высоки,
Чтобы на них оглядываться часто,
Сломают шею дураки,
А я же по земле ползу вновь переполненный балластом.
К чему все эти угольки
Глядящие на нас столь безучастно,
К чему же умирать от жажды у реки
Кристально чистой и прекрасной.
Им не в пример, она так нежно согревает
Даруя нам тепло в ненастье,
Но по утрам порою огорчает,
И головная боль все чаще говорит мне здравствуй

Всякие прочести

Мне ненавистны ваши лица,
Я днем горю на медленном огне,
Проснется вечером во мне убийца,
Ночным кошмаром к вам приду во сне.

Всякие прочести

Ровным шагом рыцарь бедный
Едет в сумраке ночи,
А за ним и всадник бледный
Правит скорые шаги.
Плоть смирилась, гордый дух
Сломлен долгим воздержаньем,
И Христов ласкает слух
Тихий шепот покаянья.
Ряд свечей, вот скрипнул гроб,
Вознеслись хвалы творцу,
И несет обритый лоб
Дань безликому скопцу.
Он в предутренней прохладе
Сыплет золото в карман,
А не слишком много платы
За дешевенький обман.
Благочестие в цене,
Опять же святость нарасхват,
Омытый в храмовом вине,
Вновь воскресает тот, кто был распят.
И наплевать на вдов, голодных и сирот,
Они уйдут, пополнив смету,
Чтобы раззяво-лживый рот
Коснулся мертвых губ аскета.

Всякие прочести

Казалось - какая же малость -
- всего лишь словцо на ветру,
Невинная детская шалость,
И вот ты лежишь в пруду.

Спутаны косы,
Скорбно искривленный рот,
И не тебе березы
Будут указывать брод.

Я же уйду подале
От этих красивых мест,
И где-нибудь в яркой зале
Буду искать невест

Всякие прочести

В безумном хороводе
Угарно-пьяною толпой
Ступают обнаженно-строги
Абсурда мысли чередой.

И рвется нить,
Разбит хрустальный шар,
Пустую чашу не пролить,
И мертвого не гложет жар.

И кто-то за спиною,
Словно мне в упрек,
Ударил в колокол башкою,
И дурачка царем нарек.